КТО ИЗОБРЕЛ АВТОМАТ КАЛАШНИКОВА?

Детали автомата АК-46 совершенно не похожи на аналогичные принятого на вооружение автомата АК-47

ЗАТАЕННАЯ ОБИДА

На этот исторический экскурс меня натолкнула книга воспоминаний М.Т. Калашникова. Внимательно ее прочитав, я обнаружил целый ряд, мягко говоря, неточностей, субъективное изложение имевших место событий.
Пожелав сделать к ней свои комментарии, порылся в ряде других публикаций, иногда достаточно давних. Одной из них оказалась статья корреспондента газеты 'Мир новостей' Бориса Сопельняка. Тех, кто знаком с отечественной историей автоматического оружия, могут покоробить некоторые приведенные в статье ответы Михаила Тимофеевича на вопросы корреспондента. Показалось даже, что в некоторых местах корреспондент излишне вольно пересказал свою беседу с конструктором и сомнительно, что сам Калашников полностью согласен с напечатанным.
В статье знаменитый оружейник предстает обиженным властью и чуть ли не бедствующим, одиноким человеком, мол, бросили его все, приходится самому стирать, самому готовить. Трудно в это поверить. Если не заботятся о столь прославленном деде внуки, то, как поговаривают злые языки, одних гонораров за ижевскую фирменную водку 'Калашников' Михаилу Тимофеевичу вполне хватит, чтобы нанять и экономку, и прачку. В действительности же мало кого из специалистов этой отрасли Советская власть столь щедро оделила славой как Калашникова, и грех ему жаловаться на нее. Он и доктор наук, и генерал. Немногие оружейники получили такую поддержку от 'партии и правительства', как Михаил Тимофеевич. Трудно поверить, чтобы он оказался столь неблагодарным.

АВТОМАТ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ


Что же случилось?
Ответ на этот вопрос можно найти, наверное, не в области технической, а в проблемах иного плана - этических, человеческих.
Вспомните публикации советских лет о русских оружейниках и созданных ими образцах стрелкового оружия. М.Калашников с его автоматом всегда был на первых ролях, причем неизменно подчеркивалась смелость конструкторской мысли, эксклюзивность решений. Но было ли так в действительности?
Ни для кого не секрет, что сегодня создать образец абсолютно новой конструкции практически невозможно: кто-то где-то когда-то уже непременно применял те или иные технические решения. Проще говоря, секрет создания совершенной системы состоит в том, чтобы грамотно использовать имеющиеся конструкторские наработки.
Так вот, автор этих строк берет на себя ответственность предположить, что на конкурсе самых компилятивных систем первое место, наверное, взял бы АК - любой его узел принадлежит к ранее известным и хорошо себя зарекомендовавшим. Этот действительно превзошедший все и вся образец следовало бы именовать АСС - автомат Советский Союз: труд и ум столь многих людей был вложен в него.
В своей статье корреспондент 'Мира новостей' посетовал, что не дали Калашникову патента. Во-первых, патенты (или авторские свидетельства) не дают, а берут. Если есть на то основания. В условиях диктатуры номенклатуры дать можно научное звание или высокий военный чин, а вот со свидетельством об изобретении сложнее. Тут нужно доказать Комитету по делам изобретений наличие 'существенной новизны'. Во-вторых, на какую 'существенную новизну' может претендовать Калашников? Пусть кто-нибудь покажет ее в 'созданном' им оружии. У других известных конструкторов-оружейников - Коробова, Никитина, Стечкина, Ткачева авторских свидетельств несчитано. А у Калашникова? Я лично не знаю. Хотя и тут находили выход: некоторые авторские заявки утверждались в обход
экспертизы Комитета по делам изобретений. Под видом большой их секретности. Такие, наверное, Михаил Тимофеевич имеет. Впрочем, патент ему все-таки дали - в 1997 году за номером 970145. В нем - пять авторов: кроме отца и сына Калашниковых еще три инженера ижевского завода. Тем, кто знает Михаила Тимофеевича, трудно поверить, что по широте душевной он предложил этим троим разделить с ним участие в патенте. Скорее, наоборот - вряд ли бы без Калашникова его выдали.

ТАЙНЫЕ СОВЕТНИКИ 'ВОЖДЯ'


В своих воспоминаниях Михаил Тимофеевич пишет, что ударно-спусковой механизм помог ему разработать полковник ГРАУ Владимир Сергеевич Дейкин. То же самое утверждает и историк Болотин. Неправда это. Ударно-спусковой механизм АК относится к типу механизмов 'с перехватом курка', изобрел который еще в 20-х годах чех Эммануил Холек. В чистом виде такой механизм использован на автомате StG Шмайссер. Дейкин же, скорее всего, лишь настоял на заимствовании этого механизма, поскольку предложенный Калашниковым на его автоматах 1946 года был неудачен.
Некоторыми советскими конструкторами разработаны талантливые интерпретации изобретения Холека. На автомате АКМ, к примеру, к этому ударно-спусковому механизму добавлен замедлитель анкерного типа - курок перед разбитием капсюля на мгновение задерживается. Но автором этой идеи является вовсе не Калашников, а полковник НИИ-3 ГРАУ В.ФЛютый.
Велика, если не сказать определяюща, роль этих двух офицеров в судьбе автомата Калашникова (Дейкин как-никак за его отработку был увенчан Ленинской премией!). Но об этом позже.
Как же создавалось это оружие? Дотошному исследователю вскроются весьма любопытные вещи.
Работы над советским автоматом и патроном к нему были начаты после ознакомления гражданских и военных специалистов с немецкими аналогами 15 июля 1943 года на Техническом совете Наркомата вооружения. Новый патрон калибра 7,62 мм, получивший наименование 'промежуточный', был разработан в приказном порядке ОКБ-44 в рекордно короткий срок.
Оружие под этот патрон разрабатывалось по объявленному тогда же конкурсу, в котором приняло участие десятка полтора именитых конструкторов. Калашникова среди них еще не было.
На предпоследнем туре соревнований вперед вышел туляк Булкин. Но в дальнейшем нелегкий характер Булкина, перечившего замечаниям и пожеланиям военных, сыграл с ним злую шутку: талантливого конструктора 'сошли' с дистанции. Результаты конкурса могли быть иными, не покинь этот мир в разгар соревнований 35-летний майор Судаев. Его пистолет-пулемет отлично зарекомендовал себя на фронте, и с конструированием автоматов он к тому времени поднабрался опыта. Но, не судьба.
Появившийся вдруг сержант Миша Калашников был куда покладистей и во всем слушался опытнейших своих наставников, к тому же старших по званию. И преуспел.
Чтобы понять, откуда растут ноги, надо сравнить первые автоматы Калашникова 1946 года, до сих пор хранящиеся на Ржевском полигоне, с принятым на вооружение АК-47. Общего у них немного. Общее можно найти, сравнивая АК-47 с автоматом Булкина.
Булкин сейчас забыт. Практически единственный наш историк-оружейник Давид Наумович Болотин в своих трудах какие только фамилии не называет, но Булкина обошел.
Как же получилось, что победу в соревновании с опытными конструкторами одержал никому не известный Калашников? Любопытную версию приводит журнал 'Вiйсько Украiни' ? 3-4 за 1996 год в статье 'Зброяр Василь Лютий'. Вот в переводе некоторые выдержки из этой статьи.

'...По известным, возможно, только одному ему причинам ни в книге воспоминаний, ни в многочисленных интервью ...Калашников ни одним словом не вспомнил своих учителей и коллег...'

Далее приводятся слова офицера Василия Лютого.

'...М.Т. Калашников перед тем как прийти в мое подразделение, работал в Алма-Ате в паре с оружейником АИ.Казаковым. ...Образцы присылались на Научно-исследовательский полигон ГАУв Голутвино (под Коломной. - Д.Ш./ Однако эти образцы стрельбой не испытывались, поскольку были слишком примитивными. Поэтому вопреки тому, что пишет и рассказывает о себе М.Т.Калашников в газетах и журналах, ответственно заявляю, что, работая в Казахстане, он не создал чего-либо достойного внимания. Михаил Тимофеевич очень талантливый человек. Однако по уровню общеобразовательной подготовки (до войны окончил 7 классов), практических познаний и опыту он не достигал конструкторов-профессионалов, которые вооружали армию...'

'...И, наконец, настал неутешительный для Михаила Тимофеевича день, когда инженер-испытатель Пчелинцев из подразделения Лютого 'проэкзаменовал' его творение. После испытаний он составил подробный отчет, заключение которого звучало как суровый приговор: 'Система несовершенна и доработке не подлежит...'
'Когда он (Калашников. - Д.Ш.,) попросил меня как начальника испытательного подразделения посмотреть автомат и отчет Пчелинцева, чтобы составить программу доработки, я, естественно, согласился. То есть фактически взял дело в свои руки, поскольку имел необходимые для этого опыт и знания. Я изменил в отчете заключение Пчелинцева и рекомендовал автомат на доработку. Позднее в усовершенствовании автомата принял участие мой давний товарищ - сообразительный и опытный инженер Шадимир Детин, с которым мы работали над созданием пулемета ЛАД. Втроем мы работали до 1947г., пока наконец изготовили опытный образец доработанного автомата...'
Автомат П.Ткачева АО-38 'с уравновешенным импульсом отдачи подвижных частей'. Положен в основу разработок ковровских оружейников А. Константинова и С.Кошиарова - автоматов СА-006, АЕК-971 и др. Автомат СА-006 в 1970 - 1971 гг. при войсковых испытаниях в Московском и Забайкальском военных округах показал результаты лучшие, чем А-3 (будущий АК- 74)

Ткачев Петр Андреевич. Старший научный сотрудник ЦНИ-ИТочМаш. Ведущий исследователь и конструктор автоматического стрелкового оружия

Примечательно, что в этих воспоминаниях Лютый не указывает ни званий, ни должностей упомянутых участников. Не упоминает также, что к описываемому моменту на этом же полигоне и в его подразделении уже испытывалось около пятнадцати автоматов других конструкторов. И выводы по испытаниям каждого из них (как и в случае с Калашниковым) в немалой степени зависели от Лютого и Дейкина, поскольку первый руководил испытательным подразделением, а второй был представителем ГАУ на полигоне. Таким образом, получается, что в конкурс вмешались лица, которые по своему статусу должны были быть строго нейтральными.
В конце концов на заключительном этапе испытаний оказались три автомата: ТКБ-415 туляка А.Булкина, КБ-П-520 ковровского конструктора А.Дементьева и КБ-П-580 М.Калашникова.
Испытания, начавшиеся 27 декабря 1947 года, было предписано провести в двенадцатидневный срок. Согласно заключению комиссии от 10 января 1948 года предпочтение было отдано автомату КБ-П-580 - будущему АК-47.
Выше уже было отмечено, что первый образец автомата Калашникова - АК-46 совершенно не походил по устройству на АК-47, на который перекочевали многие элементы его конкурентов. Если раньше эти факты никогда не смогли бы стать достоянием широкой публики, то теперь уже многие начинают задаваться вопросом, а не стояла ли за спиной сержанта Калашникова определенная группа знающих, талантливых и власть имевших людей? Для ответа достаточно рассмотреть список лауреатов государственных и Ленинских премий, выданных за оружие с аббревиатурой АК

НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ РУКОПОЖАТИЕ


Известно изречение М.Т. Калашникова, что он первый пожмет руку тому, кто его превзойдет. Лукавит Михаил Тимофеевич. Он должен был бы пожать руки очень многим конструкторам, создавшим превосходные образцы оружия. Причем делать это ему бы пришлось уже в год принятия автомата АК-47 на вооружение - конструктору фашистской Германии Гуго Шмайссеру. Шмайссеровский автомат StG по дальности действия был абсолютно равноценен АК-47, но меньше рассеивал при стрельбе очередями и в производстве был технологичнее. Однако в отчетах с полигонных испытаний тех времен одобрительно отзываться о технике врага было нельзя-за это могли строго спросить. Испытатели, нахваливая АК-47, многократно указывали: 'превосходит немецкий автомат'. Только в чем конкретно, не отмечали. Откровенно говоря, преимущество было только в том, что наш АК на килограмм был легче. Но может быть, немцы и не гнались за безмерным облегчением оружия, опасаясь излишнего рассеивания?
Я был шестнадцатилетним капралом Войска Польского когда за Вислой отбивался из StG от наседавших немецких пособников из украинской дивизии СС 'Галичина'. Отбился - хороший был автомат.
Впоследствии, после учебы на оружейно-пулеметном факультете тульского профессора Мамонтова, на преддипломной практике в НИИ-61, я получил возможность квалифицированно сравнить немецкий StG с новыми разработками Коробова и Калашникова. Уже тогда пытались подлечить АК за счет использования дульных тормозов. При этом в серьезные исследования был внесен игровой элемент - предлагалось из обычного АК с дистанции 50 метров все тридцать патронов магазина уложить в фанерный щит размером 2 на 2 метра из положения стоя при обязательном условии стрелять очередями не менее трех выстрелов. Никто никогда этого упражнения не выполнил. Хотя в награду предлагалась бутылка водки. Третий выстрел обязательно уходил вправо вверх, в небеса.
Не согласовав ни с кем, я взял на складе StG и упражнение выполнил. Однако вместо похвалы меня просто-напросто отматерили - не путай, мол, карты и не лезь не в свое дело. Оно и понятно - советское должно быть лучшим.
Специалисты знают, что у нас было создано много опытных образцов, ощутимо превосходивших по эффективности АК. Однако опять же советская номенклатура, а не научные изыскания и войсковые отстрелы устанавливали техническую истину.
Вспомним хотя бы ведущего конструктора тульского ЦКБ-14 Германа Александровича Коробова. Еще в начале пятидесятых годов в напряженнейшем соревновании автомат Коробова уступил первенство АК. В действительности же это оружие было намного проще, так как у него отсутствовали узлы газоотвода и жесткого запирания канала ствола. Его автоматика была основана на так называемом полусвободном затворе. Кроме простоты и дешевизны это давало и лучшую, чем у АК, кучность при стрельбе из неустойчивых положений (стоя и с колена). Это был непревзойденный пример высокотехнологичной штампованной конструкции. У АК-47 же была трудоемкая, фрезерованная ствольная коробка. Немало труда и средств было затрачено в последующие годы, пока из него не сделали надежнейшее и технологичное оружие.
Можно вспомнить и ведущего конструктора того же КБ Г.И.Никитина. Имел Григорий Иванович за плечами оружейный факультет и немалый инженерный опыт, когда рассчитывал поставить на вооружение Советской Армии свой 7,62-мм пулемет. До Никитина много было жалоб оружейников на 7,62-мм русский винтовочный патрон - его закраина якобы не позволяла подавать патроны в ствол прямо из ленты, 'на прошив', подобно немецким пулеметам. Не подарок была эта закраина и для магазинной подачи. У нас и за рубежом для таких патронов использовалась 'двухэтажная' подача, при которой патрон сначала извлекался из ленты назад, а затем снижался на линию досылания. Немало каверзных задержек подстерегало оружие на этом пути патрона. Никитин 'сообразил' и для такого патрона прямую подачу - 'на прошив'.
В те времена за разработку стрелкового оружия в Миноборонпроме было ответственно 5-е Главное управление, имевшее головной институт НИИ-61 (теперь ЦНИИТочМаш). Качество разработок всех оружейных КБ и заводской продукции оценивалось там. Тут же проводились скрупулезные научные изыскания. Отделом испытаний стрелкового оружия руководил И. Бабичев, выпускник тульского оружейного факультета профессора М.Мамонтова. Не было в стрелковом оружии такого, чего бы не знал Иван Ильич. Бабичев был одним из немногих, кто за образцы с аббревиатурой 'АК' удостоен Ленинской премии. Уж он-то и его команда умели выявить самые скрытые изъяны у оружия. А главное - умели дать рекомендации по их устранению. Недостатков у никитинского пулемета они нашли немного. По словам Бабичева, Максим, изобретший 'двухэтажную' подачу и заимствовавшие ее гениальный Браунинг, наши Шпитальный, Горюнов и другие 'чесали правое ухо левой рукой' - никитинский пулемет работал отлично!
Уже в заводских условиях была отработана технология производства пулемета и изготовлено примерно 500 пулеметов. Но ничего не вышло - неожиданно появился Калашников с тремя первыми ПК (с 'двухэтажной' подачей) - и победил!
Парадокс этой истории становится еще более явным, если учесть, что Никитин вскоре разработал и сдал на вооружение 12,7-мм пулемет НСВ. Пулемет этот лучший в мире из всех подобных и будет оставаться таковым еще много лет. Так как же оплошал Григорий Иванович - поставил на вооружение сложную машину, а гораздо более простую не сумел? В своих воспоминаниях Михаил Тимофеевич объясняет это тем, что 7,62-мм пулемет Никитина не стрелял после замочки в воде. На это, не без ехидства, туляки вопрошают: почему же в этих условиях не отказывал аналогичный по схеме НСВ? Кстати, специалисты говорят, что пулемет ПК является единственным из всей плеяды оружия, носящего фамилию Калашникова, 'спотыкающимся' при испытаниях в затрудненных условиях. Слов нет, сейчас ПК доведен до совершенства и даже американцами признан как лучший из пулеметов. И если теперь, вспоминая прошлое, некоторые находят доводы в пользу ПК, то неужели эти же доводы нельзя было обнаружить на первом десятке никитинских пулеметов, не растрачивая средства на заводское его производство?
Ясно, что не одна техника замешана в этом деле.
И уж не только пожать руку, но и расцеловать мог бы Михаил Тимофеевич старшего научного сотрудника, кандидата технических наук ЦНИИТочМаш Петра Андреевича Ткачева. Не один год Ткачев был ответственным исполнителем темы по теоретическим и практическим изысканиям новых схем более эффективных автоматов. Наконец в 1965 году им был создан автомат, зарегистрированный в ЦНИИТочМаш под индексом АО-38 и научным названием 'автомат со сбалансированной автоматикой'. Из-за конструктивных особенностей автомат получил кличку 'гармонь'.
По трудоемкости изготовления АО-38 был практически равен калашниковскому А-3 - будущему АК-74 (расчетная трудоемкость составляла соответственно 12,3 и 12 нормо-часов на один автомат). Результаты работ Ткачева были переданы в КБ Тулы, Коврова и Ижевска.
Главным конструктором Ковровского КБ АКонстантиновым и его заместителем С.Кокша-ровым была разработана версия АО-38, которой был присвоен индекс ковровского КБ СА-006.
Ткачев был в дружбе с ковровцами и следил за их работой, но от Климовска до Коврова не близко и СА-006 не совсем удался - трудоемкость его (правда, по расчетам Ижевского отраслевого технологического института) составляла 17 нормо-часов. Все же в 1970-1971 годах в двух военных округах - Московском и Забайкальском - при войсковых испытаниях, на которые было подано 150 таких автоматов, СА-006 по эффективности превзошел АК-74, который тогда имел индекс А-3. В программу испытаний, в частности, входили и оценка количества пораженных мишеней при имитации боев 'рота в обороне' и 'рота в наступлении', и ночные стрельбы и тд.
Переполох получился немалый. Был и перестрел, и 'переголосование'. В результате на вооружение рекомендовали А-3.
Константинову для утешения дали орден Ленина. Кокшарову - ничего.

Прошли многие годы, но установить, кто же прав, непросто - мнения самых квалифицированных специалистов, практиков и научных работников, военных и гражданских, противоположны. Причем замечено, что сторону калашниковской разработки занимали в основном начальники и старшие чины.
Завершая разговор о ткачевском автомате АО-38, приведу одну любопытную историю. В конце февраля 1997 года крупный американский оружейный бизнесмен Дональд Вуд, заключавший контракт с нашим 'Росвооружением', попросился посетить спецхран Центрального музея Вооруженных Сил. Сопровождал его автор этих строк. В ходе экскурсии Вуд задержался у стенда с ковровской версией АО-38. Он взял в руки автомат, разобрал и тут же выразил удивление, что при полностью оригинальной схеме конструктор этого оружия счел возможным заимствовать у АК-74 дульный тормоз-пламегаситель. Пришлось пояснить американцу, что было все наоборот - этот узел разработан в ЦНИИТочМаш Ткачевым в ходе исследовательской работы по дульным насадкам. Тут же последовал вопрос о дульном насадке экспонировавшегося рядом АКМ. Поясню: именно этот скошенный, свернутый набок насадок и является квинтэссенцией АКМ. Немало был удивлен американец, когда узнал, что и он происходит из ЦНИИТочМаш. Так же, как и пластмассовые магазины, цевье и приклад, сконструированные и технологически отработанные там же. Да только даже не намекает на это в своих воспоминаниях Михаил Тимофеевич.
Всеми признается, что Коробов - непревзойденный конструктор высокотехнологичных штампованных конструкций автоматов. Правда, о его автоматах говорят, что некоторые детали их были слишком ажурны. По мнению других, и первые АК-47 выглядели нелицеприятно. Количество изменений, вносившихся на заводе в конструкторскую и технологическую документации, ежегодно исчислялось чуть ли не тысячами, пока автомат не приобрел известные во всем мире качества. Очевидно, и любой другой автомат точно так же был бы доведен до требуемой кондиции.
Относительно СА-006 некоторыми руководителями испытаний, отнюдь не 'болевшими' за него, говорилось, что 'на круг' он превосходил калашниковский на 30 процентов, но это не перетягивало чашу весов в пользу совершенно новой конструкции. К тому же руководители промышленности обещали в первый же год выдать 100 000 автоматов А-3 из-за его преемственности с АК-47. На деле же оказалось совсем не так: в первый год трудоемкость АК-74 была на порядок выше -126 нормо-часов!
Приверженцы новой схемы автомата говорили, что СА-006 ни в чем не уступал А-3. В некоторых пунктах программы по эффективности СА-006 превосходил А-3 в 1,5 раза. При этом отмечалось, что степень отработки СА-006, поставленных на испытания, оставляла желать лучшего, что неудивительно, поскольку схема его была совершенно новой.

Автомат АО-46 П.Ткачева обр. 1969 года. Разработан в инициативном порядке в качестве оружия личной обороны военнослужащих. Результаты работы были переданы в КБ и открыта тема 'Модерн' по разработке укороченного автомата. В конкурсных испытаниях образцов, созданных рядом известных отечественных конструкторов, первенство было отдано автомату АКС- 74У

Принятый образец - АКС- 74У М.Калашникова

Но и это еще не все. В феврале 1992 года 'Аргументы и факты' сообщали о новом автомате ученика Калашникова - конструктора Г.Никонова, в два раза превзошедшем АК-74 по эффективности. Майский номер газеты 'Вечерняя Москва' за этот же год приводит интервью Калашникова, из которого можно понять, что при участии его сына Виктора создается суперавтомат 'Абакан', во многом превосходящий традиционный АКМ, и что об этом уже писалось в 'Красной звезде'. Из всех этих сообщений для широкого читателя так и осталось неясным, кто же автор суперавтомата и чем все это дело закончилось?

Автомат П.Ткачева АО-62 обр. 1965 года 'со смещением импульса отдачи'. Первые три выстрела очереди производятся при откате подвижных частей до удара в крайнем заднем положении. Явился основанием для открытия темы 'Абакан'. Позже по подобной схеме разрабатывался германский автомат G-11 (патент 1977 года). Эта же идея принята ижевским конструктором Г.Никоновым при разработке им автомата АН-94. У автомата Пиконова без восприятия отдачи стрелком производятся два первых выстрела очереди

В действительности же 'Абакан' - это наименование темы, в которой участвовали туляки, ковровцы и ижевчане. И началось все опять же после очередных теоретических исследований Ткачева и разработки им принципиально новой схемы автоматики 'с накоплением импульса отдачи'. Автомат АО-62, разработанный Ткачевым по этой схеме еще в 1964 году, по эффективности превосходил автомат Калашникова в полтора раза. В некоторых современных публикациях приоритет в изобретении этой схемы отдается немцам - их G-11.
Позднее, а именно в 19% году, в интервью журналу 'Оружейный двор' Михаил Тимофеевич явно неодобрительно отзывается об 'Абакане'. Попутно достается и французскому автомату FA MAS. Лишь специалистам понятно, в чем тут дело: FA MAS лишь чуть-чуть отличается от одного из автоматов Коробова с полусвободным затвором, получившего название 'Буратино'. Ходили слухи, что французский образец появился после того, как таинственным образом у нас пропал один 'Буратино'. Явно до сих пор не может забыть Михаил Тимофеевич, с каким трудом его покровители отбились от Коробова.

'ПУАНСОН' - ПРОТИВНИК АК-74


В упомянутом интервью 'Миру новостей' Михаил Тимофеевич говорит о Лидии Ивановне - создателе патрона для его 5,45-мм автомата. Получается так, что некая Лидия Ивановна сделала всего лишь патрон к изобретению Калашникова.

Один из создателей 7,62-мм патрона обр.43 года, лауреат Сталинской премии Семин Борис Владимирович и руководитель группы разработчиков 5,45-мм автоматного патрона, лауреат Государственной премии Булавская Лидия Ивановна

Фамилию Лидии Ивановны Калашников назвать почему-то избегает. Я рискну - Булавская. Весьма симпатичная, веселая и общительная женщина. Выпускница патронно-гилъзового факультета Тульского института. Вместе с ней работал опытнейший технолог патронного производства Михаил Егорович Федоров. Это он отработал пулю 'с изменяемым центром тяжести', как называет ее Михаил Тимофеевич (опять же согласно пересказу корреспондента).
Только ничего в этой пуле не изменяется. Центр тяжести ее лежит строго на продольной оси симметрии пули. Продольное положение центра тяжести, соотношение осевого и экваториального моментов инерции пули, а также шаг нарезов ствола подобраны вкупе так, что на траектории пуля находится на пределе гироскопической устойчивости. Попадая в более плотную среду, пуля теряет устойчивость и разворачивается боком, причиняя серьезные раны.
Первые образцы малокалиберных автоматных патронов делались на базе гильзы патрона образца 1943 г. Изготовлено их было по меркам патронного производства немного - около двух миллионов для испытаний в Одесском военном округе. И лишь позднее инженером группы Булавской была разработана изящная гильза меньшего диаметра. Таким образом и получился патрон к 5,4-мм автомату АК-74.

Я не оговорился - именно 5,4, а не 5,45, как принято считать. В этом можно убедиться, заглянув в узаконенный альбом чертежей автомата АК-74. В чертеже ствола там вообще нет цифры 5,45. Размер канала ствола по полям нарезов (калибр оружия) там указан 5,4 мм с производственным допуском 'плюс 0,05 мм'. Таким образом, если в ствол войдет калибр 5,45 мм, то такой ствол будет забракован.
То, что сейчас повсеместно пишется и говорится '5,45', так это потому, что в документах о принятии комплекса автомат-патрон на вооружение чиновниками было записано '5,45'.
Почему мы так долго говорим об этом патроне? А дело в том, что Калашников был категорическим противником уменьшения калибра. Он боялся, что не удастся отработать живучесть ствола, стреляя 'пуансонами' - так назвал он пулю патрона Булавской на одной из министерских коллегий. Если кто не знает, поясню: пуансон - это крепко закаленный стержнеобразный инструмент штамповочного производства.
Когда Лидии Ивановне понадобились автоматы для испытаний новых патронов, то из-за отказа Калашникова их был вынужден спроектировать и изготовить, оторвавшись на время от научных исследований, Ткачев. Петр Андреевич просто быстренько 'перестволил' обычные АК. Перестволенные автоматы на практике подтвердили жизнеспособность малокалиберного автомата. Но живучесть стволов была крайне низкой - 2000 выстрелов. Военные требовали не менее 10 000. И это в конце концов было достигнуто трудами отдельного института НИИ-13 и многих технологов оружейного производства Коврова и Ижевска. В настоящее время живучесть 5,4-мм автоматного ствола 12 000 считается обычной.

Булавская Лидия Ивановна. Ведущий инженер ЦНИИТочМаш, руководитель группы по разработке 5,45-мм автоматного патрона.

Для сведения читателей можно добавить, что, по слухам, и в Афганистане и в Чечне некоторые предпочитали автомат калибра 7,62. Пишут об этом и средства массовой информации, где иные 'спецы' называют автомат АК-74 'мухобойным'. И невдомек им, что для АК-74 разработаны различные патроны. Среди них есть такие, что со ста метров пробивают 16-мм стальной лист. Есть и посильнее.

ЕСЛИ ТЫ НЕ ХУДОЖНИК...


Кстати, рассказывая об истории создания АК-74, стоит упомянуть и об АКС-74У. Не вдаваясь в детали, приведу лишь слова одного из руководителей (фамилию умолчу), назвавшего этот автомат в частном разговоре 'испохабленным ткачевским'. Дело в том, что Ткачев, обратив внимание на быстрое нарастание скорости пули в стволе 5,4-мм оружия, в 1969 году спроектировал компактный и изящный автомат с очень коротким стволом и патронным магазином в рукоятке. Регистрационный номер этой разработки в ЦНИИТочМаш - АО-46. Весил автомат всего лишь 1,9 кг. Будучи в принципе газоотводным, АО-46 не имел на стволе газоотводного устройства. Для упрощения производства этого оружия Ткачев отбирал газ из дульного насадка - пламегасителя.
Все бы ничего, да только поначалу сноп дульного пламени был как у кулацкого обреза. Немало повозился Ткачев, пока не сделал эффективный пламегаситель. Идея такого автомата сразу же пришлась ко двору Вскоре был объявлен конкурс на его создание. Заказчик дал этой теме, как обычно, несуразное наименование - 'Модерн'. Именитые конструкторы взялись за дело. Был среди них и знаменитый Игорь Яковлевич Стечкин. Однако Калашников восторжествовал и тут. А что до неказистого вида АКС-74У, так я вспоминаю слова одного из преподавателей Тульского института' 'Если ты не художник, то и не лезь в проектирование стрелкового оружия'.
Зачем я об этом пишу и что мне надо? Да просто имею горячее желание разобраться, каким образом получилось так, что в соревновании с Калашниковым потерпели фиаско дипломированные, опытные и заслуженные оружейники?
Действительно, оружие с маркой 'Калашников' - лучшее в мире, но в чем заключается личный вклад в это Михаила Тимофеевича?
Многим эти вопросы покажутся кощунственными. Но не надо торопиться. Если ответят на них откровенно в ведущих оружейных КБ, то может получиться большая сенсация.

 

Дмитрий ШИРЯЕВ

 

9(72)2000 СОЛДАТ УДАЧИ